Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:18 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Название: О профессиональной этике.
Фандом: Devil May Cry, DMC: Devil May cry. (кроссовер)
Автор: Oxxra
Бета: Lomendeon.
Размер: планируется миди, пока 1037 слов.
Пейринг/Персонажи: Вергилий, Вергилйи, Данте, Данте, Дарк Данте, Кредо, Кири, Агни, Рудра.
Категория: джен, юмор, АУ, драма
Рейтинг: G (для этой главы)
Предупреждения: АУ, Вергилий так и не стал демоном, как и его брат и все прочие персонажи. Они живут нормальной жизнью. Впрочем, потеряв демона и Ямато, Вергиий не потерял свой характер.
Однажды в их город приедут новички. Вергилий 5 и Данте 5. Но вы же понимаете, что в городе есть место только для одного комплекта близнецов?!

Особая благодарность Тини, которая выслушала весь этот укуренный спам и пнула меня это писать, Их сестре, проконсультировавшей меня по поведению Вергилия, Дарку за Дарка и Ломе, из отыгрыша с которой родлся этот Вергилий.





Глава первая. Обычное утро.



Его зовут Вергилий. Вергилий Спарда. Ему – двадцать восемь лет и он любит делать свое дело. Ему нравится ощущение власти над жизнью и смертью. Нравится скальпель в руках и беззащитность его пациентов. Он предпочитает входить в операционную уже после того, как наркоз подействует. Черт побери, он просто любит резать людей.
По ночам ему снится, что он убивает их. При том, что в реальной жизни – спасает. Поставив диагноз самому себе, Вергилий считает, что это его внутреннее напряжение: он же боится, что пациент умрет на операционном столе. Вот поэтому, как он считает, ему и снятся, что он убивает людей большим скальпелем-клинком. А башня – фаллический символ. Символ их отца, который был холоден с детьми. Его брату Данте проще, ему отца Вергилий заменил… а Вергилию отца никто не заменял, поэтому ему и снится, как он башню поднимает….
Это означает ранее взросление.
Ну, свои сны Вергилий толковал так… а что там делает их завхоз Аркам, он не знал и не хотел думать, почему ему Аркхам постоянно снился вместе с фаллическим символом башни.
Иногда Вергилия интересует, что же может сниться его брату Данте – неудачнику. У близнеца – ремонтная роялей.
Черт побери, в городе всего 5 роялей… причем четыре из них никогда не чинят!
А пятый – в местной школе.
Разумеется, на рояли не проживешь, когда их одна штука. И его брат открыл ночной клуб с очень странным названием. Он там и ди-джей и вышибала и бармен, если Неван берёт отпуск. А отпуск она, кстати, берёт часто. Вергилию ли не знать – в больнице Неван медсестра на полставки.
Ну, что ж, лучше ди-джей, чем официант – и Данте при деле и напитки целы.
Вергилия бесит его брат. Бесит, что Данте возвращается в 5 утра – сам он работает посменно…
А еще бесит, что ди-джеем называет себя тот, кто развлекает в среднем за ночь при удачном стечении обстоятельств с десяток человек.
Он, же, Вергилий, и хирург и акушер и вообще все тридцать три удовольствия в этой больнице. И как-то Вергилий официально заявил брату что, если он однажды примет седого ребенка, то он Данте нахрен кастрирует. Брат поверил, поэтому Санни рожала в больнице округа, а не у Вергилия, а то ведь злой бро – дело опасное.
Правда наблюдала она младенца Неро все равно у Вергилия. Единственного врача на всю округу, который зубами скрипел на весь кабинет.

На образованной пересечением двух единственных городских улиц площади, в тени старых деревьев стоит черный внедорожник с открытыми дверцами. Дарк приехал.
– Доброе утро, хирург.
Вергилий улыбается. Он помнит, как тот появился в городе пару лет назад – тогда снег только-только сошел, и грязный по крышу большой черный джип удивил многих. Вергилий до сих пор не знает, от кого тот удирал, кто в него стрелял и не знает его имени – даже в тонкой медицинской книжке этот человек записан под своим прозвищем.
Даже после стольких лет Дарк – всегда слегка чужой. Не то чтобы кожаные куртки в этом городе – новость, но носят их в поле, когда идет дождь. И никому и в голову не придет, кроме, может быть, его собственного брата, носить их летом, да еще вместе с солнцезащитными очками. Ну, исключение, может быть, Беовульф, вояка с одним глазом.
Впрочем, чужой или нет, этот человек со странным прозвищем полезен. Приезжает раз в несколько недель с бакалеей. Спички, свечи – бывает, электричество отключает, – мыло, сахар, дрожжи, шоколадки, соль… музыкальные кассеты – заказ брата, и пара журналов – его собственный заказ.
В целом, их город способен себя обеспечить, но кое-что, все же, приходится покупать. Ах, да, и самое главное – новости. Мировые, так сказать, новости. А местные, на местной радиостанции, ведет старина Джестер – вторая личность Аркхама.
– Вергилий, к вам гости приехали... левые парни на спорткаре. Спрашивали, как в этот город проехать....
– Да?! – удивился Вергилий, отсчитывая деньги за журналы, и внимательней осмотрел ассортимент на сидении, прикидывая, что из него могло принадлежать тем «гостям», и куда Дарк дел их машину.
«Может быть, вон та зажигалка? Или вот эта фляжка» – хирург бездумно крутил металлический овал в кожаной плетенке…
– Моё, не продается, – словно подслушав мысли, хмыкнул торгаш.
Вергилий тут же открутил фигурную крышку и тщательно принюхался:
– Что это тут у нас?! Алкоголь?!!
Дарк примиряющее поднял руки кверху:
– Тише, тише, я же не детей спаиваю! Так, лежит себе на заднем сиденье и лежит. Руки иногда дезинфицирую…
– Я все еще твой доктор. Я имею право знать… – Вергилий все же сдерживает раздражение. В конце концов, Дарк, бандит, черт его знает, с чего занявшийся честной торговлей, хоть и принятый в город, но все равно чужак. И Вергилий не имеет права ему приказывать… – И не стоит садиться за руль пьяным. Не хочу, знаешь ли, собирать тебя по частям…
Участвовавший как минимум в одной перестрелке бандит мог бы много что сказать провинциальному врачу-ветеринару о вреде нотаций асоциальным элементам… но пули из него Вергилий все-таки вытащил.
– Не буду, не волнуйся. И не бери все слишком близко к сердцу… оно у тебя ледяное.
Доктор Вергилий пожал плечами – и ему знакома профессиональная этика. То, что пьет пациент – и его дело. Те, кого убивает его пациент – нет. По крайней мере пока они не делают дырок в его пациенте. А с медицинской точки зрения Дарк в порядке, и поэтому хирург не развивает тему тех «гостей», а только лишь склоняется к чужому лицу. Его нос улавливает запах свежего хлеба Кири, заглушенного мятной жвачкой… и ничего кроме.
– Если все-таки выпьешь, заночуешь у нас, – подвел он итог беседы и, прихватив журналы, пошел в больницу.
Придя на рабочее место, Вергилий первым делом открыл окно, проветрив помещение, поставил греться чайник и по привычке включил приемник. На одной волне Аркхам передавал время, погоду за окном и содержание своего нового спектакля. По второй круглосуточно гоняют молитвы, изредка прерываемые обращением Его Святейшества к пастве.
В общем-то, в их городе приемник и ловит всего две радиостанции. Но слушать не стоит ни одну из них, иначе сойдешь с ума. Поэтому Вергилий предпочитает новости, пусть и месячной «свежести».
Агни и Рудра еще спят. Через час стоит поднять их и отправить за хлебом.
Доносящийся из-за окна шум мотора удивляет – в целом Дарк казался спокойным. Даже слишком спокойным для того, кто недавно убил. Неужели все же решил облегчить душу? Или это Кредо и что-то опять с Кири? Нет, нет, вряд ли, – и Вергилий сам себе качает головой, – в объезд до больницы с полкилометра будет, а напрямик – сто метров. Случись что с Кири, её бы на руках донесли. Как в прошлый раз. Или Данте вновь брал больничную машину, чтобы покатать девчонок по окрестностям?!! Вот чертов брат…
Вергилий подбежал к окну, готовый сказать ему все, что думал.







Глава вторая. Необычный пациент.


И ему кажется, что он увидел фосфен* на свету. Необычайно сложный и яркий… Возможно, пересмотрел рекламу в журнале… Да, определенно пересмотрел, – мужчина механически возвращается к столу и находит рекламную картинку – ну да, так и есть. Не найти и пяти отличий. Даже цвет тот же – небесная бирюза. Таким авто место на выставках. Или в дорогих фильмах. На разворотах журналов. И Вергилий прописывает лечение сам себе: холодный компресс и… нет, пожалуй, проверяться на хориотид, опухоли и отслоение сетчатки не стоит – слишком сложные формы, слишком яркая картинка. Слишком сложная. Это проблемы не глаз, а головы.
… Ярко-голубая машина… даже ярче утреннего неба теплым летним днем. Такой машине просто-напросто не место в его городе. Да и не стал бы никто такую покупать… Черт побери, «гости»?! Так, Дарк что, не убил их?!
…Туристы…
Или просто не добил? И вот они здесь… Подранки… О, Вергилий знает, что с такими следует делать.
– Агни?! Рудра?!
Они появились через минуту, небритые, всклокоченные и отчаянно зевающие… его безголовые близняшки. Он вырос с ними… ну, или они с ним. Данте-то не слишком любил возиться с подкидышами, застегивать им сандалии… Вергилий тоже не любил, но приходилось. Сейчас он вырос и перевел братьев на сланцы. Братьев-близнецов, которые и его считают своим близнецом... Не то, чтобы они близнецы, и не то, чтобы они в принципе похожи… о, нет, нет, совсем не похожи изящный невысокий хирург и два олигофрена, которые брали не в голову, а в плечи. В широкие мощные плечи. Вот только для Агни и Рудры «близнец» – «тот, кто заботится о тебе, и о ком заботишься ты».
– У нас гости…
Две пары глаз непонимающе уставились на него.
– Чужие, понимаете? Чужаки. Не наши. Не семья.
Агни и Рудра неуверенно кивают головой. Слово «чужак» им знакомо – Вергилий часто упоминал его, воспитывая псов: Цербера, Харона, Гериона, Белиара и Баала. Если чужак, то надо защищаться. Не спускать с него глаз. Задержать при необходимости.
А вот, кстати, и Герион с Белиаром, две немецкие овчарки, легки на помине. Две мощные рабочие псины в самом расцвете сил, зонарного окраса с ярко-апельсиновой шерстью. Спали вместе с братьями. Зюки* Цербер и Харон, наверно, сейчас бегают по городу… а Баал, рыжий пит редноуз, у Кири просит булочек в монастырском саду. У девушки с ним особенно сильная связь – в холодные ночи Вергилий подкладывал щенка ей в постель вместо грелки. Простыни да и все вокруг малыш слюнявил, конечно, просто безбожно, но Кири грел.
– Герион, Белиар, у нас гости, – обратился Вергилий к четвероногой части своей стаи.
Две понятливые псины – впрочем, других Мундус и не держал – выскочили через открытое окно в сад в поисках нарушителей. Агни и Рудра, поняв, что требуется, последовали за ними. Тем же путем.
Вергилий слегка замешкался, подбирая скальпель, и успел увидеть только, как отъезжает машина. Собаки и близнецы погнались за ней. Сам он пошел напрямик, к Кредо. Всего-то сотня метров по прямой, если быстрым шагом. В общем-то, он просто хотел посоветоваться… Но интуиция его не подвела. Светло-голубая машина стояла у здания Ордена. Ну… еще и местного полицейского участка, кстати. Орден хранил порядок в городе веками, а вот слился с «официальной властью»… хотя какое слился, скорее, получил статус… Раньше у них был чужой шериф из городских… Приезжал раз в год на день города да благодарил местных за то, что они ему проблем не делают…
Правда, за десяток лет он изменил свое мнение. Его стал напрягать городок, в котором за десять лет не произошло ни одного преступления. Ни одного. Ни превышения скорости… хотя, с такими дорогами о превышениях ли скорости может идти речь… гонять по таким дорогам мог только Данте – в этом у него несомненный талант. Ни превышения скорости, ни драк, ни пьяных дебошей… Слишком идеальный город, как-то решил тот чужой шериф.
Ну, что ж, теперь у них больше нет чужого шерифа, официальная власть перешла к командиру рыцарей Кредо.
Как будто что-то реально изменилось… Хотя да, оформлять свидетельство о смерти Вергилию стало проще – больше не надо мотаться по бездорожью за нужными подписями, можно просто отправить Рудру… или Агни – он аккуратнее. Или Цербера или Харона.

По ступенькам Вергилий практически взлетел, и, привычно кивнув статуе у двери, с усилием налег на массивную ручку – в Ордене вообще почти все было монументальным. Строили на века, строили не для людей – богов. Богов, которых весь остальной мир назвал демонами.
Первое, что он услышал, приоткрыв массивную дверь – крик. Незнакомый мужской голос…. Возмущенный, требовательный… Это что, тот самый гость? Да, он в длинном темном плаще, кричит на капитана рыцарей. Молодые послушники с клинками наперевес замерли у стен в ожидании приказа, не вполне уверенные, что им делать с пусть и агрессивно настроенным, но одним-единственным и не вооруженным гражданским лицом, сам Кредо откинулся на спинку стула, стараясь отодвинуться подальше от истеричного существа. Капитан выглядел слегка растерянным: «кто это и что ему от меня нужно?». Появление Вергилия несказанно его обрадовало:
– О, Вергилий! А я только что хотел послать за вами…
«Хотел бы – послал. Да Неро того же – парень стометровку за десять секунд делает…». Ну, по крайней мере, обычно между приглушенным расстоянием, но от этого не менее возмущенным криком командира «Кто это сделал?!» и тихим скулежом разбуженной собаки, которой в спешке зашибли лапу, да с последующими приглушенными раскаянными извинениями рыцаря-сорванца проходило не более десятка секунд. Сбежавший Неро заваливался спать вместе с Агни, Рудрой и псами. Потом возвращался наутро не слишком выспавшийся от близнячьего храпа… да, да, именно из-за храпа близнецов – сам Вергилий не ночевал в больнице, а ходил домой. Кредо делал вид, что ни сном ни духом, где пацан от него прячется… Хотя, по доброму, не мог не догадаться.. Он же шеф полиции.
–… так вот, замечательно, что вы пришли…
Вергилий поморщился:
«Вы»?! – что за официальность, Кредо, мы тут друг друга с детства знаем. Что за «вы» такое?!
Но тут гость наконец-то оставил в покое капитана рыцарей и повернулся лицом к двери.
Вергилий недоуменно моргнул. Раз, другой.
«Вы что, разыгрываете меня?!»
Спереди парень был одет в пиджак. Сзади хлястиком висел подол плаща.
«Белиар откусил, что ли?!! – Вергилий недоуменно потер глаза, – хотя нет, не Белиар. Белиар бы одним плащом не ограничился. Да и ткань больно аккуратно отврана».
– Так вот, поступила жалоба, что у вас сбежали психи. И, так сказать, захватили в заложники больничный персонал и выпустили из клетки лабораторных зверей.
Вергилий пораженно взглянул на Кредо, не понимая, что за глупости тому пришли в голову…. И тут только заметил, что тот усиленно подавал ему знаки из-за спины гостя: вначале указал пальцем на новоприбывшего, следом со вкусом покрутил у виска, подмигнул и возвел очи к потолку.
Вергилий пару раз энергично кивнул головой в ответ, мол, оно и видно.
К сожалению, кивок головой гость воспринял на свой счет, как подтверждение своих опасений:
– Ужас! Какой ужас! Срочно необходимо предупредить всех, что психи на свободе!
Тяжелые двери Ордена бесшумно распахнулись и в помещение молча ворвались Герион и Цербер – собаки, приученные не лаять, а брать добычу. Следом за ними, сопя и пыхтя, появились и братья – близнецы.
Гость испуганно вскрикнул, побледнев, как мел, и прытко вскочил на стол к Кредо. Тот опешил от такой наглости.
– Тише, мальчики, тише, – отдал команду Вергилий. Псы послушались, Агни и Рудра – тоже. Даже истеричный гость заголосил осмысленно.
– Вот они... Вот эти психи! Да сделайте же что-нибудь! – надрывался он.
– Агни, Рудра, снимите его, пожалуйста, со стола шефа полиции, – меланхолично предложил Вергилий.
Снимать его братьям не пришлось, – странный гость, завидев, что к нему движутся две шкафоподобные личности, спрыгнул сам и поднял руки на уровень груди, то ли сдаваясь, то ли в защитном жесте.
– Благодарю, – и было не слишком понятно, кого благодарил Вергилий – слезшего со стола истерика или близнецов, – Так вот, у вас проблема с моими санитарами, как я понял?
– Нашими, – серьезно поправил Кредо, брезгливо отряхивая стол, – нашими городскими санитарами. Нашими уважаемыми городскими санитарами.
Гость с возмущением уставился на «уважаемых городских санитаров» – двух бугаев в семейниках веселых расцветок: на одном – с красными розами, на втором – с голубыми ромашками…
Вергилий против воли улыбнулся – когда-то эти трусы носили они с братом… но потом резинки внутри растянулись настолько, что они с Данте могли вдвоем в одну штанину влезть, одновременно. Кири тогда страшно извинялась и предлагала перешить их, поменяв резинки, но Вергилий решил иначе, и Агни с Рудрой получили по обновке. Им как раз пришлось впору.
– Я, пожалуй, пойду, – неловко замялся гость.
– О, нет, нет, подождите, куда же вы?! – тоном змея-искусителя осведомился Кредо, – вы же хотели посетить больницу… Вот Вергилий с братьями вас и проводят… Кстати, можно вас на два слова?!
Вергилий махнул рукой – мол, ведите этого… пациента в мой кабинет, и подошел к Кредо. Тот пожал плечами:
– Прости Верджи…
– Прости?!!
– Да, приезжий – мудак, но за такое не сажают…
– А за оскорбление?! – кипятился врач, – он назвал Агни и Рудру психами!
Кредо испытывающее посмотрел на него:
«А они не»?!!
– Они… – Вергилий потерялся, не смог найти слов, – они – мои пациенты. Да, умственно неполноценные, да, с отклонениями в психике… но этот придурок их оскорблял. Понимаешь, он не имел в виду медицинский термин! А потом сам взобрался на стол... да кто из них еще псих…
Кредо только грустно улыбнулся:
– А что, твои собаки не приучены рвать людей? Уже разучились? Так быстро?! Меньше полугода прошло с последнего случая…
Вергилий покачал головой:
– Повторяю еще раз, это был не Баал, а Нело Анджело! Добер* Мундуса… к старику в дом полезли какие-то гастролеры… Нело защищал дом… в него стреляли…
Кредо поднялся из-за стола и навис над хирургом – он быль и выше и мощнее в плечах:
– А еще я слышал, что на операцию тебе привезли и собаку и грабителей… И что ты оперировал Нело…
– …первым, – спокойно ответил Вергилий. – Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак, Кредо.
Командир рыцарей схватил его за локоть.
– И помощь к ним не успела…
– О, да, они истекли кровью, – подтвердил хирург.
– Ты… ты и с Кири так поступишь?! –Кредо больно сжал его руку.
– О, нет, твоя сестра – хорошая девушка, – безмятежно улыбнулся Вергилий, – очень хорошая и, к тому же, своя... А теперь отпусти меня, меня же ждет пациент.
– Так вот, все твои собаки из его питомника, верно? Питомника Мундуса и приучены брать людей?
– Да, да, разумеется, – легко согласился Вергилий, – знаешь, после того, как я вылечил Нело Анджело, Мундус обещал мне его щенка от следующей вязки…
– Назови его Мясник… – без тени шутки в голосе посоветовал Кредо
И только тут Вергилий заметил, что командир прикрывал прижатой к лицу ладонью в белой перчатке невесёлую улыбку.
– Да, Ред, кончено, –Вергилий достаточно стар и помнит те времена, когда Кредо звали Редом. Времена, кода тот хотел сбежать отсюда. Наверно, и сейчас хочет... если в принципе еще может хоть что-нибудь хотеть. Он же один из тех, кто принял и город и свою службу не сердцем, но разумом. Холодно, спокойно и совершенно рассудочно выполняет свои обязанности. Как автомат. Или, что уместнее в случае с Орденом – бесполый ангел.
Глубоко несчастный человек, который живет только ради своей сестры.


* фосфен – зрительное ощущение, возникающее у человека без воздействия света на глаз. Представляет собой светящиеся точки, фигуры, появляющиеся самостоятельно в темноте. При возбуждении зрительных центров коры мозга, человек перестаёт видеть окружающее и наблюдает лишь движущиеся пятна света, перемещающиеся синхронно с изменением направления взгляда. Возбуждение нескольких соседствующих областей коры приводит к появлению фосфенов в виде определённых геометрических форм.

* Зюка – кавказская овчарка, сленговое слово.
* добер – доберман.
запись создана: 05.02.2013 в 12:30

@темы: оригинальная Devil May Cry, миди, джен, авторский текст, Леди|Мери, Кредо, Доппельгангер, Данте 3, Данте (DmC), Данте, Вергилий|Нело Анжело, Вергилий (DmC), R, Oxxra, DmC Devil May Cry

Комментарии
2013-02-11 в 02:17 

Klodwig
Ребенок и пулемет.
очень интригует, жду продолжения

2013-02-11 в 23:18 

Oxxra
Есть правота, которую только монстры произносят вслух(с) Во всем есть мораль, нужно только уметь ее найти! (с) |мультифендомная партия "За адекват"|
Klodwig, )) рада, что интригует) Вот, кстати, и прода)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Архив DMC-фанфикшена

главная