DMC-fanfiction
Название: Скитания Тёмного Рыцаря: Наследник
Автор: fandom Devil May Cry 2012 (Lomendeon)
Бета: fandom Devil May Cry 2012
Размер: миди, 4433 слова
Пейринг/Персонажи: Вергилий, Двойник, Спарда, Данте 5. Упоминаются Мундус и Данте 3
Категория: слэш
Жанр: драма, ангст
Рейтинг: от G до PG-13
Краткое содержание: Вергилий - новый правитель Преисподней. Но легко ли править Адом тому, кто демон только наполовину?
Примечание: Из цикла "Скитания Тёмного Рыцаря"; желательно (но необязательно) читать после "Скитания Тёмного Рыцаря: Verdammung"

В аду поднимался рассвет.
Холодные лучи белого, словно снег, солнца выхватили из темноты очертания дворца Императора, возвышавшегося над чёрной гладью воды. Когда-то здесь был остров, и на нём стояла каменная крепость прежнего правителя Преисподней – Мундуса, падшего бога. Новый дворец поднялся прямо из руин, его тонкие, будто бы сотканные из тьмы шпили пронзали залитое ослепительным светом небо. Во всей Преисподней не было места более тёмного, холодного и страшного, чем этот замок. Но на рассвете гладкая чёрная поверхность вспыхивала, словно драгоценный камень, отражая первые лучи солнца. Причудливые узорчатые башни сияли на свету, блики танцевали на окнах и тонких шпилях. Ночная тьма съеживалась и, шипя, отползала в переулки, уступая место дневному светилу - оно здесь было ядовито-белым и настолько ослепительным, что днём скрывалось на фоне белизны неба.
Из своей башни демон-двойник мог видеть только тонкий луч, который всегда первым пронзал тьму прямо напротив окна. Мгновение длилось недолго – быстро светлело небо, а потом как-то очень уж незаметно подкрадывались сумерки, и за ними – новая ночь. День за днём – в клетке, в темнице из тьмы, такой родной и такой ненавистной сейчас. Уж лучше бы его держали под землёй, чем здесь, в высокой башне, где из окна виден свет солнца, но нет великолепия рассвета. Если бы вокруг царила непроглядная тьма, демон перестал бы изводить себя надеждами выбраться из заточения. Но здесь, в башне Императора, все жили с несбыточной мечтой и надеждой в сердце. И демон-двойник был в числе тех, кому ещё повезло.
Император приходил по ночам – открывал тяжёлые двери одним лёгким прикосновением и молча манил за собой. Двойник никогда не сопротивлялся, только если ему не приказывали. Слишком дорог был каждый глоток даже мнимой свободы, чтобы его потерять. Демон следовал за Императором вдоль тёмных коридоров, едва освещённых магическими огнями, поднимался по винтовой узорчатой лестнице вверх, на самую вершину башни. Там их ждала круглая комната с высоким потолком, огромной кроватью на одной половине и подобием кабинета на другой. Двойник знал, что Император не живёт здесь – свои настоящие и куда более скромные покои он обустроил где-то в глубине замка, - но ничего не мог поделать с охватывавшим его трепетом. А ещё он чувствовал зависть, глядя на огромные окна, в которые так хорошо было видно море и танец солнечных лучей на поверхности воды.
Но Император редко позволял демону насладиться видом. Он выбирал момент, когда двойник стоял у окна, и бесшумно оказывался за спиной. Его холодные руки с длинными сильными пальцами всегда были уверенными и требовательными, и даже слегка грубыми – демон-двойник с содроганием вспоминал, как несколько лет назад эти же руки без сомнений проворачивали клинок катаны в его теле. Тогда глаза полудемона – ещё не Императора – были кроваво-красными, а на губах играла предвкушающая ухмылка.

– Ты подчинишься мне или умрёшь.

Надо было выбрать смерть, но двойник слишком поздно это осознал. Впервые он подумал об этом, находясь в заточении в башне между мирами. Потом – когда всё тот же полудемон, наследник Спарды, заставил принять чужой, ненавистный облик и потребовал оставаться в нём всё время. Ещё позже он вспоминал о смерти каждый раз, когда Император приводил его в эту комнату. Но потом сильные руки толкали демона на кровать, снова не оставляя права выбора, и двойник на какое-то время забывал обо всём.

***

…в огромном зеркале напротив кровати он видел своё отражение – красивое лицо, прямой нос, голубые глаза и растрепанные белые волосы. У него слегка загорелая кожа и гибкое сильное тело, почти такое же, как у самого Императора – но у правителя Преисподней намного больше шрамов. Его кожа очень светлая, на груди – сияющие зеленоватым светом тонкие полосы: ошибки прошлого. Но былое никогда не интересовало демона-двойника – ему куда больше нравилось видеть боль, затаившуюся на дне тёмных глаз Императора, слышать, как на самом пике удовольствия он тихо и сорвано выдыхает чужое имя. В этот момент глаза двойника вспыхивали золотистым светом, когда он получал свою награду – терпко-сладкий вкус чужих страданий, настолько восхитительный, что ради него пожертвовать можно было очень многим. Иногда – даже свободой…

Его комната – тюрьма, сотканная из тьмы. Пол, потолок, стены – всё из гладкого чёрного камня, окно – единственный и неверный источник света во мраке. Император иногда бывал слишком самоуверенным – редко, очень редко, намного чаще его одолевали подозрительность и паранойя. Но к демону-двойнику у него была слабость, потому что не так тщательно были проверены замки, не так много охраны прислали в тёмную башню. И то, что стены в темнице – зеркальные, тоже было упущено из виду.
Двойник научился скрываться. Он неслышно переходил от одного зеркала к другому, скользил неуловимой тенью и смотрел. Иногда он думал, что знает об этом дворце намного больше, чем любой другой его обитатель. Зеркала были повсюду; там, где их не было, помогала отражающая поверхность каменных стен. Оставалось единственное место, куда демон так и не решился проникнуть – покои Императора…

***

Солнце было уже высоко в небе, когда двойник добрался до тронного зала. Он помнил, как выглядело это место раньше: серые каменные стены, массивные колонны и чудовищных размеров трон, на котором восседала огромная статуя прежнего правителя. Но тот замок оказался разрушен несколько лет назад, и вместе с ним стёрлась память о громоздких угнетающих постройках. Пока в новом дворце наполняла коридоры тьма, в тронном зале сиял ослепительный свет. Сводчатые потолки терялись где-то в вышине, солнечные лучи били в окна. Во всём зале не осталось ни одного тёмного уголка.
Трон тоже был другим – новый Император не стал устанавливать памятник самому себе, а лично занял место правителя. Сияющие ступени из костей поверженных противников вели на пьедестал, где и стоял узорчатый трон, спинка которого была украшена черепами лже-наследников. Обычно зал пустовал – демоны привыкли к темноте дворца и не любили здесь появляться. Увидеть в этом зале самого Императора удавалось ещё реже, и двойник там тоже не часто задерживался – только когда происходило что-то интересное, как сейчас.
Вопреки обыкновению зал оказался заполнен демонами. Большинство из них были молчаливыми белыми рыцарями – личная гвардия Императора, - но среди остальных двойник заметил самых сильных и алчных, жаждущих власти тварей. Когда-то нынешний правитель победил столько демонов, желавших занять трон, что остальные прекратили вызывать его на бой – но зато они подобрались вплотную к трону, и строили козни за спиной молодого Императора. Двойник не винил их: на месте древних, могущественных, а главное чистокровных демонов он тоже никогда не простил бы выскочку-полукровку – и пусть он будет хоть трижды наследником Легендарного Тёмного Рыцаря.
По залу прошёл шепоток, и на центр вышел тёмноволосый мужчина с массивным двуручником за спиной – очередной самоуверенный претендент на власть. Такие всё ещё приходили в замок – в основном это были сильнейшие и очень молодые демоны из отдалённых уголков Преисподней, наслышанные о жестокости Императора, но никогда его не видевшие. У таких никогда не было шансов на победу, но никто не спешил разочаровывать много возомнивших о себе юнцов.
– Вергилий Спарда! – громко произнёс мужчина, и в зале сразу же воцарилась тишина. – Я, наследник Великого Императора Мундуса, обвиняю тебя в незаконном присваивании себе короны!
Зал снова загудел. Сюда приходили разные смельчаки, но все знали, что с так называемыми наследниками Мундуса Император расправлялся особенно жестоко. Вот и сейчас затерявшийся среди теней двойник видел, как потемнели глаза восседавшего на троне полудемона – но Император больше ничем не выдал охвативший его гнев.
– Тебе придётся ответить за свои слова, - негромко предупредил правитель и продолжил, как того требовали традиции. – Но ты ещё можешь одуматься и отказаться от поединка. Возможно, я буду к тебе милосердным, - губы Императора растянулись в пугающей улыбке. Но молодой демон не отступил.
– Отказываюсь, – чётко произнёс он, глядя прямо в тёмные глаза полукровки. – Ты не уйдёшь от поединка, самозванец!
В зале в очередной раз поднялся шум. Двойник знал: слишком многие в Преисподней разделяли мнение молодого демона. И многие сейчас его поддержали бы, если бы не многочисленная гвардия Императора. Белые рыцари подчинялись каждому слову сына Спарды, они были готовы беспрекословно убить любого. Любая попытка поднять бунт прямо во дворце закончилась бы кровавой бойней – и провалом.
– Как пожелаешь, – согласился Император и поднялся с трона. – Готовьте Арену.
Демоны зашумели – все были уверены в победе полукровки, но никто особо не огорчился – от юнцов из глуши никогда многого не ожидали. И теперь все предвкушали зрелищную битву – а за ней и бал, который традиционно устаивали после каждой победы молодого Императора.

Ареной называли выступавшее из воды плато прямо перед замком. Оно было почти идеальной круглой формы, и на нём часто проводились турниры. В этом тоже был особый смысл: раз за разом Император сражался с победителями турниров, утверждая своё право на корону. Снова и снова здесь проходили кровавые бои с лже-наследниками трона. Поначалу все верили, что полукровка долго не протянет в таком ритме и проиграет, но сын Спарды выходил победителем из каждого сражения вот уже несколько лет. Для разочаровавшихся и почти смирившихся демонов регулярные турниры стали не более чем красивым зрелищем.
Двойник перемещался по зеркалам, подыскивая наиболее удобную позицию, и вскоре притаился в тени чёрной колонны у самого поля боя. Оттуда было прекрасно видно обоих противников: тёмноволосого чужака с мечом в руке и Императора в кроваво-алых одеждах. Двойник обратил внимание что противник сына Спарды по меркам демонов был совсем ещё мальчишкой – но даже он был старше и опытнее Императора-полукровки.
Не было никакого вступления, никто не бил в гонг. Просто в какой-то момент глаза противников встретились, а руки сами легли на рукояти мечей.
– Если ты передумаешь, я позволю тебе быстро умереть, – в последний раз предложил Император. Он говорил тихо, не стараясь перекричать шум вокруг, но демон на противоположной стороне арены услышал.
– Мечтай, - ухмыльнулся он и послал в Императора сгусток зелёного огня, отражённый магическим щитом. Бой начался.
Двойник видел много таких сражений. Он жил здесь ещё при прежнем правителе Мундусе и уже в то время застал немало турниров и показательных казней. Но падший бог оказался хитрее: заняв трон, он переключил ненависть демонов на отступника, Легендарного Тёмного Рыцаря, который незадолго до этого покинул Преисподнюю. А когда все опомнились, Мундус уже настолько прочно закрепил за собой титул Императора, что никто не посмел его оспаривать. Редкие турниры тогда стали не более чем демонстрацией силы и превосходства.
Но Вергилий был не таким. Он пришёл из ниоткуда и так же, как и Мундус, захватил трон, пока в Преисподней царило время смуты. Но потом он сам перетянул на себя всю ненависть демонов: многочисленными казнями недовольных, переменами и реформами, самим своим существованием. Он был наполовину человеком, слабым, недостойным трона существом – но упрямо уничтожал любого, кто вставал у него на пути. Двойник знал: демоны ещё не скоро смирятся с таким положением вещей. Как бы ни был жесток Вергилий, с какой бы яростью он ни убивал несогласных – они не прекратят снова и снова приходить и требовать освобождения трона.
Рёв толпы заставил двойника отвлечься от собственных мыслей и посмотреть на арену. В воздухе оседало облако разноцветной пыли, оставшейся висеть после многочисленных заклинаний, а в центре поля боя замерли противники. Молодой демон упал на колени, зажимая рану на шее, его тело полностью было в крови. Император стоял рядом – гордый, непобеждённый. Его левая рука была трансформирована, и её покрывала тёмная с синим отливом чешуя, с когтей капала кровь. Немного понаблюдав за противником, Император сделал неуловимое движение катаной. Голова демона ещё пару мгновений держалась на плечах, ярость в глазах ещё не успела смениться страхом, - а потом покатилась по каменной площадке, разбрызгивая вокруг алые капли. Толпа разочарованно взвыла.
- Отдайте тело гончим, – велел Император двум подошедшим белым рыцарям. Те отдали честь, подняли останки демона и унесли с арены. Другие с помощью простых заклинаний принялись очищать камень от крови. Демоны начали расходиться, один из них громко сообщил о том, что на закате состоится бал – так на всякий случай. Но объявление уже никто не слушал: все и так это знали.

Никем не замеченный, двойник скользил в пустоте, не задерживаясь в шумных зеркалах и ругая себя за рассеянность. Задумавшись о своём, он пропустил всё сражение – а ведь прежде такого не было. Прежде он смотрел, запоминал, как двигается Император, когда удобнее атаковать, учился на ошибках побеждённых смельчаков, надеясь когда-нибудь бросить вызов сыну Спарды. Успокаивать себя тем, что такой промах, как всего лишь один пропущенный бой, не представляет собой ничего серьёзного, было глупо. Всё ещё сердясь на себя, двойник и не заметил, как стих шум и гул. Удивлённый, демон заглянул в ближайшее зеркало и тут же отпрянул.
Его всё-таки занесло в покои Императора, место, которого он так избегал все эти годы. Он никогда не приходил сюда, опасаясь охранной магии, которой могло быть пропитано это место. Да и Император мог его заметить, а двойник не хотел раскрыть свой маленький секрет. Ведь если сын Спарды узнает, что всё это время пленённый демон мог свободно передвигаться по замку, то в лучшем случае переведёт в другую комнату, где уж точно не будет никаких зеркал. В худшем – сразу убьёт. Он сможет, двойник нисколько в этом не сомневался.

Осталась предпоследняя лампа. В отчаянии, раненая тень бросается на свет, стремясь уничтожить хотя бы один его источник, но полукровка оказывается быстрее и проворнее. Он просто телепортируется к оставшейся тёмной лампе и включает её. Ослепительный свет заливает зал, тень кричит от боли и съёживается. Во всём помещении не осталось ни одного клочка тьмы, и демон-тень теряет сначала доспехи, а потом и силы. Ему негде скрыться – да и не успеть. Полукровка – отпрыск Спарды – снова оказывается рядом и вонзает меч в ставшее уязвимым тело.
– Подчинись, – в алых глазах застыло равнодушие. Тень душит в себе крик боли и кивает – он не сомневается, что в противном случае его убьют и тут же забудут об этом. Давно он не сталкивался с таким сильным противником… Полукровка неожиданно проворачивает клинок и рывком вытаскивает его. Кашляя и задыхаясь от боли, тень падает на колени, больше всего на свете желая сейчас убраться в темноту. Но его не отпускают.


Подавив страх, двойник приблизился к зеркалу – не вплотную, но достаточно близко, чтобы видеть Императора. Сломленного, израненного, прислонившегося спиной к двери в небольшую ванную комнату. Красные турнирные одежды валялись на полу горой тряпья, насквозь пропитавшиеся кровью. Цвет, который так ненавидел сын Спарды…

– Я знаю, что ты можешь принять его облик, – лезвие катаны скользит по щеке, легко, почти случайно царапает кожу. – Ты уже был им.
Тень закрывает глаза. Он ненавидит его – младшего сына Спарды, полудемона Данте. Тень подчинялся ему почти двадцать лет, прежде чем удалось освободиться. И вот теперь старший сын Спарды требует от него снова принять тот, ненавистный облик.
У тени нет выбора. Он вздрагивает всем телом, меняя внешность, открывает глаза – и получает сокрушительный удар в челюсть. Вергилий не даёт упасть, хватает его за волосы и шипит в самое ухо:
– Никакого красного! Чтобы я больше тебя не видел в красной одежде!..


Если бы кто-то из высших демонов увидел Императора в таком состоянии, с полукровкой покончили бы после ближайшего турнира.
Правитель Преисподней выдохнул сквозь сжатые зубы, сбросил с себя остатки одежды и шагнул под тёплые струи воды. Двойник видел, как ему было больно: боль сковала каждое движение Императора, он прихрамывал, а левая рука – та самая, которую он трансформировал на поле боя, - висела безжизненной плетью. Вода смывала кровь с бледной кожи, капала с белоснежных волос. Обнажённый израненный Император казался настолько уязвимым, что двойник с трудом подавил желание протянуть руку и вцепиться когтями в мягкую человеческую плоть. Но раны стремительно затягивались, и с каждым мгновением к Императору возвращались силы. Из душа он вышел спустя всего пару минут и снова с холодной маской отрешённости на лице; на теле не осталось ни царапины. Двойник тут же отступил в тень.
Он знал, что будет теперь: шумный бал, мнимая атмосфера вседозволенности. Во дворец впустят всех желающих, позволят делать всё, что захочется – но белые рыцари отследят каждого гостя, убьют каждого, кто перейдёт невидимую черту. Император тоже придёт – величественный и холодный, нисколько не уставший после боя с очередным выскочкой. И глядя на него, никто не посмеет поднять бунт и попасть под острый клинок демонической катаны Ямато.
Никто из гостей так и не узнает, что всего несколько минут назад Император был слабее котёнка, что его можно было брать голыми руками.
Погружённый в эти невесёлые мысли, двойник вернулся в свою башню. Ему надо было подумать, как можно использовать полученную информацию в своих целях.

***

Бал начался, когда солнце наполовину погрузилось в море. В сгустившихся сумерках чёрный дворец казался хищной тенью, нависшей над тёмной водой. Круглое плато арены опустело, и на гладком чистом камне не осталось ни одного напоминания о недавнем сражении.
В огромном зале царил приятный лиловый полумрак – гости замка не были любителями яркого света. Отовсюду звучал смех, звон бокалов: подстраиваясь под Императора, высшие демоны приняли обличья людей. Демонессы все были соблазнительными роковыми красавицами, но двойник не обращал на них никакого внимания. Им всем было далеко до его былой страсти – оперной певицы Неван, которая сейчас находилась где-то далеко в человеческом мире. Если бы не её вздорный братец Аластор… Двойник мечтательно улыбнулся своим мыслям и продолжил поиски.
Найти Императора в толпе оказалось нетрудно – теперь он был в иссиня-чёрных доспехах почти такого же цвета, как его демоническая броня. Если полукровка вдруг трансформирует руку, никто этого даже не заметит. Двойник затаился, наблюдая за сыном Спарды – почему-то в свете последних событий ему казалось очень важным не упустить Императора из виду. А тот внимательно слушал огненного демона Аргосакса и понимающе кивал.
– Люди совсем распоясались, – донеслось до двойника. – Один из них смог заполучить силу огненной стихии и сразу возомнил себя мной. Хорошо, что его довольно быстро убил какой-то охотник из человеческого мира, а то прибавилось бы мне дурной славы… – Аргосакс сокрушённо покачал головой.
– Никогда бы не подумал, что мы будем пить за здоровье охотников на демонов, – холодно улыбнулся Император. – И тем не менее я с радостью сделаю это, ведь один из этих сорвиголов спас вашу репутацию.
– Не могу с вами не согласиться, за это обязательно надо выпить, – вклинился в разговор незнакомый демон в маске и поднял бокал. – А ещё я предлагаю выпить за удачное стечение обстоятельств.
Демоны осушили бокалы. Двойник неотрывно следил за Императором, он видел, как совсем незаметно дрогнула его рука, как расширились зрачки в изумлении.
– Вы позволите поговорить с вами наедине, Император? – дружелюбно спросил демон в маске. Император поставил бокал на поднос проходившего мимо слуги.
– Разумеется. Прошу за мной, – слегка кивнув Аргосаксу и пожелав ему приятно отдохнуть на балу, полукровка повёл незнакомца вглубь замка.
Зеркала сменялись одно за другим. Двойник спешил, боясь потерять Императора и таинственного гостя из виду, не таясь, быстрой тенью скользил по стене. Он следовал за ними по тёмному пустынному коридору, всё дальше и дальше уходя от шумного зала.
– Сюда, - Император открыл дверь в какую-то комнату и, пропустив незнакомца вперёд, тоже вошёл. Двойник замер на стене растерянной тенью.
В той комнате не оказалось ни одной зеркальной поверхности.

Вергилий вошёл в комнату следом за демоном и опечатал дверь. Теперь он был уверен, что за ними не следят и не подслушивают. На всякий случай он проверил ещё раз все печати, убеждаясь в их сохранности, и только после этого повернулся к гостю. Демон уже снял маску и теперь снисходительно наблюдал за тем, кто для всех был только Ледяным Императором.
– Давно не виделись, Верджил, – произнёс Легендарный Тёмный Рыцарь Спарда.

***
Несколько лет спустя, в мире людей

– Сигарету?
– Нет, спасибо.
Тёмноволосый, изрядно потрёпанный парнишка криво усмехнулся, доставая из кармана зажигалку. Замёрзшие пальцы не хотели слушаться, и огонёк вспыхнул раза с седьмого. Парень торопливо поднёс его к кончику сигареты и с наслаждением затянулся.
– Не куришь, значит, – выдохнул он облачко дыма.
Стоявший рядом с ним и внимательно изучавший расписание демон отрешённо кивнул, что-то записал на мобильный.
– Бросил, когда мне было двадцать. Идём. Наш поезд через четыре часа.

Одноразовый стаканчик с кофе обжигал пальцы, когда Данте возвращался от киоска к зданию вокзала. Снежинки летели навстречу, ослепляли: настоящая зима началась недавно, с морозами, и снег падал крупными белыми хлопьями. Лёгкая куртка Данте была совсем не предназначена для такой погоды. Порывистый ветер швырнул в лицо горсть снежинок, по громкоговорителю объявили о прибытии очередного поезда, и парень ускорил шаг. Ещё только начинало светать, но людей на вокзале было много, и почти все они сторонились подростка в драных джинсах и с разбитой губой.
Руки были заняты, и дверь в здание пришлось открывать пинком.
Данте нашёл демона на втором этаже, в зале ожидания – только у этого странного существа были серебряно-белые волосы, не перепутаешь. Он сидел с краю, недалеко от табло, и что-то читал. Книга выглядела подозрительно древней, и Данте подумал, что она наверняка украдена из какого-нибудь архива. Парень плюхнулся на соседний стул, едва не расплескав при этом кофе и помянув нехорошим словом владельцев киоска, которые ещё не додумались купить для стаканчиков специальные крышки. Как это и происходило обычно, цивилизация добиралась до провинции крайне медленно.
– Ну и что это? – демон наконец соизволил обратить внимание на своего подопечного и презрительно посмотрел на хот-дог, который Данте держал в левой руке. – Кажется, я дал тебе достаточно денег, чтобы ты мог нормально поесть.
Парень скривился: именно такую реакцию он и ждал от этого сноба.
– Хот-дог, – объяснил он. – Хлеб, сосиска, салатики разные. Свежие овощи, между прочим, витамины, – с этими словами парень откусил от своего завтрака приличный кусок и довольно прижмурился. Что бы там ни говорил этот демон, а ему такая еда нравилась: ещё бы, после тех пайков, которыми его кормили в исправительном центре. Данте осторожно поставил кофе на подлокотник, взял в освободившуюся руку вилку и принялся выедать салат из капусты.
– Ну-ну… – Демон только покачал головой и вернулся к своей книге. Чего-то такого он и ожидал от этого сорванца. Такие, даже если дать им возможность жить нормально, до последнего будут перестраховываться, экономить каждую копейку и ждать от судьбы очередного облома. Не страшно, привыкнет.
- Позволено ли мне узнать, куда мы едем? - с набитым ртом поинтересовался парень, и демон понял, что почитать ему не дадут.
– Узнаешь, когда приедем.
– Скажи хотя бы, во сколько у нас поезд, – Данте посмотрел на табло. Он до сих пор понятия не имел, ни куда они собираются ехать, ни с какой целью.
– Ещё два часа, - демон сверился с часами. – Ты ещё можешь успеть купить себе нормальный завтрак. Если ты думаешь, что я тебя пущу в вагон-ресторан в поезде…
– Больно нужен мне твой ресторан, – проворчал Данте, почувствовав себя оскорблённым. Тот факт, что демон собирается всё время следить за ним, нисколько не обрадовал парня. Он терпеть не мог ограничения… Но этот мужчина, который выглядел бы вполне обычно, если бы не его белые волосы, не оставлял ему выбора. Он дал возможность принять решение только один раз – тогда, в подвале, когда он ворвался туда сияющим вихрем, разрушая всё на своём пути. Данте сразу поверил, что перед ним демон: он видел этих тварей, знал, насколько они сильны. Демоны в обличьях людей правили миром – но этот был другим. Парень сразу почувствовал отрешённость этого существа, его безразличное отношение к человечеству. Если уж на то пошло, Данте не ощутил в нём вообще никаких желаний.

«Пойдём со мной», – сказал демон, разбив тяжёлые цепи.

Данте не знал, почему именно ему была предложена лучшая жизнь. Из всех мальчишек, которых истязали в центре, он был самым неукротимым и опасным. И заперли его на самом дне. Данте думал, что он уже никогда не выберется со дна – из подвалов центра, или из грязи самой жизни, не имело значения. Парень готовил себя к битве против всего мира длиною в жизнь – и вдруг враги исчезли, а вместо них появился могущественный покровитель. Данте сам не понимал, почему так легко согласился, особенно сейчас, в полной мере познав границы своей нынешней свободы.
На экране в зале ожидания показывали новости: ведущий скорбно сообщил, что в исправительном центре для несовершеннолетних произошёл взрыв газа, от которого погибли почти все сотрудники. О судьбе малолетних «преступников» в новостях скромно умолчали, заполнив пустое место изображением разрушенного здания и дыма.
Хот-дог как-то сразу потерял вкус, но парень всё равно его съел. Зато кофе до сих пор был горячим.

Демон. Данте не знал его имени, никогда не видел истинной формы, но почему-то был уверен, что узнает его в любом обличье. К счастью, проверять это на практике не пришлось: древнее создание давно определилось со своей внешностью. Высокий мужчина с лицом искушённого аристократа, сияющие голубые глаза за стёклами тёмных очков. Парня очень интересовало, почему волосы демона неизменно оставались белыми – это было странно, если учесть, что его покровитель старался не выделяться из толпы. Вот и сейчас, вместо того, чтобы сразу переместиться в нужное место, они с утра пораньше поехали на вокзал и купили билеты в кассе – правда, в первый класс. Данте немного злился: он устал, хотел помыться и переодеться в чистое, а не в то тряпьё, которое ему оставили в центре. Но с другой стороны, демон уже купил ему куртку и дал не маленькую сумму денег на еду, так что парень немного подобрел. Куртка ему нравилась, особенно нашивка с британским флагом на рукаве – Данте подозревал, что ей просто удачно прикрыли дыру в ткани, но это было совсем не важно.

Вагоны первого класса оказались почти пусты, и молчаливый демон вместе со своим подопечным оказались одни в купе, рассчитанном на восьмерых. Данте сразу же разулся и развалился на четыре сиденья, с удовольствием вытянув ноги. Демон только покосился на него, но возражать не стал. В поезде исправно топили, и очень скоро парень пригрелся на мягких уютных сиденьях. Кондуктор долго изучал билеты – Данте был уверен, что если бы демон ехал один, вопросов бы не возникло. Пригревшись, парень скоро провалился в сон, надеясь, что демон его разбудит и не бросит в поезде…

Стук колёс убаюкивал. Добираться до столицы прямым скорым поездом приходилось почти шесть часов, поэтому Вергилий не удивился, когда Данте задремал. Данте. "Какое странное совпадение", - в очередной раз подумал демон, наблюдая за найдёнышем. Люди его сторонились, и сын Спарды не винил их за это - у парня всё лицо было в синяках, на верхней губе остался шрам. Неровно подстриженные чёрные волосы рваными прядками спадали на лоб. Теперь они хотя бы были чистыми - в первый же вечер демон отправил парня в душ отмываться. После ночи в дорогом и комфортном отеле Данте выглядел получше, и Вергилий невольно подумал, что когда парень оправится после побоев, он станет очень симпатичным. Красивый плохой мальчик, такие почему-то многим нравятся. От девочек отбоя точно не будет...
Всё, как ты хотел, отец. Я оставил трон, как ты просил – я бы не послушался тебя, если бы не почувствовал сам, как меня разрушает тяжёлое бремя Императора. Надеюсь, ты справишься с этой ношей. А я всё начну заново.
Этот парень… Он выглядит по-другому, по-другому разговаривает, но у него то же имя, что у моего брата. Это не может быть совпадением.

Данте кого-то обругал во сне и устроился поудобнее. Демон улыбнулся. Почему-то он чувствовал, что его решение вытащить парнишку из тех подвалов было очень правильным. Он освободил всех, но забрал с собой только одного, не зная ни откуда он, ни его имени... И не прогадал.

– Дьявол, значит. А кровью мне расписываться не надо? А то я могу, пока всё не зажило.
Демон промолчал, сделав вид, что успел задремать.
– Как тёбя зовут-то?
Тишина. Теперь отвечать совсем расхотелось.
– Ну и хрен с тобой, – парень отвернулся к окну, изучая заснеженный пейзаж и хрумкая сухариками. Непростительная роскошь - потратить деньги на сухарики.
Оставалось долгих три часа...

***

Эпилог

Когда Легендарный Тёмный Рыцарь Спарда занял место Императора, никто не посмел ему возразить.
Ещё несколько дней дворец полнился слухами, но очень скоро всё это прекратилось. Окончательно всё стихло, когда демоны попытались выследить исчезнувшего полукровку и не нашли его следов. Все решили, что Спарда убил своего сына, по глупости занявшего трон и перешедшего дорогу истинному Императору. Этот поступок был истинно демоническим, поэтому никто не вспоминал о «предательстве», случившемся две тысячи лет назад.
Когда новый Император отпустил его, у двойника не было никаких конкретных планов. Всё произошло слишком неожиданно. Единственное, в чём демон не сомневался – он навсегда избавится от внешности младшего сына Спарды, сразу, как только покинет замок.

@темы: оригинальная Devil May Cry, миди, авторский текст, ФБ 2012, Спарда, Мундус, Доппельгангер, Данте 3, Данте (DmC), Данте, Вергилий|Нело Анжело, PG-13, Lomendeon